?

Log in

No account? Create an account

gromov78


ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ КАМЧАТКА


Previous Entry Share Next Entry
КАПЛИ В МОРЕ или 140 миль вдоль Камчатки
gromov78


В 65-м номере журнала ЭКС вышла статья Мстислава Соколовского "КАПЛИ В МОРЕ или 140 миль вдоль Камчатки" о нашей летней экспедиции на каяках с Курил на Камчатку!!! Текст статьи


1999 год, известный американский писатель и каякер Джон Турк сидит в полутёмном ко-ридоре пограничной заставы на северном мысе самого северного острова Курильской гря-ды – о.Шумшу. Он не понимает, что происходит, и можно ли ему встать и уйти. Около десятка молодых ребят, несколько строений – дизельная, мастерская, склад и барак. Рядом, на высоком берегу мыса Курбатова обитаемый маяк, где живёт семья маячников. Отсюда в редкие моменты хорошей погоды прекрасно видно Камчатку, её южная оконеч-ность – мыс Лопатка находится через пролив всего в 13 км от острова. На весь Шумшу есть ещё только два человека – смотрители второго маяка, расположенного на Тихоокеан-ской стороне острова. Пограничники в недоумении, откуда тут взялся американец и что с ним делать, но как назло неполадки в радиостанции и нет связи.
18 июня 2010 года, кабинет начальника заставы на мысе Курбатова.
– Что думаю про погоду, спрашиваешь? Вон садись за мой ноут, смотри. Мы обычно по Гисметео смотрим, уже привыкли ориентироваться в их погрешностях (улыбается), а ещё вот на этом сайте можешь глянуть японскую анимацию Тихого океана. Если надо позво-нить в город – вот прямой телефон, Петропавловск можно вызывать без кода
14 июня 2010 года
Разрушенный морской вокзал Петропавловска-Камчатского. У пирса стоит небольшой, но белоснежный теплоход «Гипанис». Раздаётся приятный женский голос из динамиков корабля:
– Уважаемые пассажиры и члены экипажа, прошу пройти на борт, теплоход «Гипанис» отчаливает через пять минут. Провожающим необходимо покинуть судно.
За час до этого, одна из кают персонала:
– Ваши паспорта, пожалуйста. С вас по 3500 руб.
– Эээ у нас тут лодки ещё, совсем небольшие, пятиметровые, пять штук.
– А! Морские каяки, я поняла, разыщите боцмана, он поможет привязать их как нужно.
Мы стоим на борту отходящего теплохода, находясь в каком-то трансе, полном не-понимании происходящего. Как это возможно? Официальное транспортное морское со-общение с Курилами? Билет стоит всего 3500 рублей? Каюты с бельём? Трёхразовое пи-тание? Видимо, чтобы нас окончательно добить, капитан сообщает по громкой связи, что длина нашего маршрута 140 миль, продолжительность 18 часов, что по всем вопросам можно обращаться к бортпроводникам и предложил воспользоваться сауной и баром.
Ещё два года назад до Северо-Курильска можно было добраться только вертолётом за бе-шеные деньги или за не менее бешеные – в трюме рыболовного сейнера с риском быть арестованными .


Наш маршрут:
Северо-Курильск – Петропавловск-Камчасткий
Наша команда:
– Три альпиниста – налоговый инспектор – Макс, бухгалтер – Артем и электрик – Саша.
– Одна пеше-горно-водница – переводчик с французского – Юля.
– Один каякер – каякер, он же Слава.
Социальные связи:
– Кроме Электрика – все члены «КамчатКАякинг Клуба».
– Бухгалтер с Электриком – два сапога пара. Слаженный дуэт, друзья и почти братья.
– Налоговый инспектор – хороший товарищ Бухгалтера и Каякера.
– Бухгалтер с Каякером чаще всего катаются на лодках вместе.
– Никто, кроме Каякера, никогда и никуда не ходил с Переводчицей. Каякер и Переводчица – старые друзья.
– Каякер и Электрик никогда не ходили никуда вместе.
15 июня 2010 года (первый день экспедиции)
Туман медленно таял. Стали видны берега и очертания порта столицы Северных Ку-рил. По берегам довольно много снега, на проталинах жёлтая трава. Дааа юга, остро-ва Лагерь разбили по темноте, прямо в порту между сваленными в кучу краболовками и ржавыми остовами выброшенных на берег кораблей.
Самое неприятное в начале любого похода по ещё незнакомым местам – это ощущение собственного дилетантства. Оно проявляется почти во всём, например, в количестве вещей в лодке, которые никак не получается уложить компактно, или в том, сколько лодка с ними весит. Просто нереально: как я буду грести на этом неповоротливом тяжелом кро-кодиле по 50 км в день? И ощущение не подводит – ты прогребаешь от силы 10-15 км и оказываешься выжатым как лимон, даже если нет особых приключений. И так всегда в Океане
Но именно это чувство неуверенности в себе даёт силы к мобилизации разума. А внешние условия довольно быстро дают понять и телу, что просто тут не будет.
Мы стоим посреди ржавых кораблей недалеко от единственного пирса второго из северных островов Курильской гряды – острова Парамушир. Смотрим на причудливый туман, заволакивающий Второй Курильский пролив, отделяющий нас от музея под откры-тым небом – острова Шумшу. Мы одеты во всё снаряжение, что у нас есть, поскольку ус-пели замёрзнуть ещё за завтраком. Прямо в лицо дует крепкий северный ветер, нагоняя пенные барашки на метровых гребнях. Романтика, да и только! Душу переполняет радость от того, что вот, началось одно из самых интересных путешествий в жизни. Ум отказывается оценивать все внешние условия с разумной точки зрения.
Садимся в лодки: не бывает ни одной более долгой посадки в каяк, чем первая. Поправляем все завязочки и верёвочки, проверяем карабинчики, суём всё, что не влезло в багаж, куда попало. Слава берёт себя в руки и говорит, что необходимо держаться вместе из-за тумана, показывает примерную траекторию движения на ближайший час и подбад-ривает всех. Стартуем!
С первых же метров на голову каждому с грохотом обрушивается понимание дилетантства. Лодка просто не идёт, вообще не хочет двигаться – нет сил её сдвинуть. Ветер встал стеной, не пускает, бросает в розовые тёплые лица ледяные солёные брызги. От это-го кожу сразу начинает щипать, колоть и морозить. Пальцы перестают слушаться и мигом замерзают даже в неопреновых перчатках. Ресницы слепляются, соль щиплет глаза. Всё, что удаётся собрать в себе, работает только для самосохранения. Глазами выискиваешь траекторию движения и постепенно, медленно, продвигаешься вперёд. Слава машет ру-кой, чтобы все держались ближе к нему: нужно резать ветер под 45 градусов и уходить под левый берег бухты. Но ребят настолько подкосило несовпадение предвкушения пути по сравнению с сиюминутной реальностью, что они боятся повернуться боком к волне.
Конечно, это не надолго, но именно это ощущение – самое неприятное. Причаливаем по очереди к выходному мысу бухты. Слава давно сидит на берегу и фотографирует каланов (морских выдр). Макс выливает воду из грузовых отсеков – перегрузил корму, защита не выдержала и дала течь. Саша выбирается из лодки с ужасом в глазах. Артём всем доволен, кроме как собою и своими силами. Юля просто обалдела от всего происхо-дящего и ждёт продолжения.
Переводчица Юля, с детства занимается туризмом, в том числе и водным. Имеет опыт хождения на байдарках и катамаранах как по озёрам и спокойным рекам, так и по белым рекам. Теоретически обладает техникой эскимосского переворота. Интеллигентна. Идёт на бирюзовой морской лодке Kooyk фирмы Necky – это почти непотопляемый, очень остойчивый снаряд с большим грузовым отсеком, простой, очень крепкий, но не сильно скоростной. Весло с аллюми-ниевым шафтом, не лёгкое; форма лопатки весла классическая, морская – в виде длинного пёрышка, что очень ценно при сильных ветрах, но не даёт эффективного гребка. Гидрокостюм Hiko – сухой, цельный из прекрасной трёхслойной мембраны – незаменимая вещь в наших услови-ях. Спасательный жилет хлипенький «no name», непонятно, где взяла – рассказала невнятную историю, что взяла у друга, который как-то связан с грузинским вином.
Юля всё время сильно волнуется из-за того, что отстаёт, мало боится (что тоже не очень хорошо) и чересчур увлекается окрестными видами, порой в ущерб безопасности. Имеет плеер, который ей почему-то сам всё время настойчиво включает «Отряд не заметил потери бойца» „Гражданской обороны“. Везёт в своём каяке котлы.
Остров Шумшу.
Есть довольно много интересных исторических фактов об этом маленьком уголке суши, омываемом Тихим океаном с одной стороны и Охотским морем с другой. История освоения этой территории довольно старая. Когда-то здесь жили коренные народы, потом пришли казаки, потом японцы, а после них снова русские. Этот небольшой островок поч-ти непригоден для жизни. Тут нет деревьев и почти нет кустов. Рельеф не дает возможно-сти как следует спрятаться от пронизывающих ветров, дующих здесь всегда. И что удиви-тельно: пролиты реки крови в борьбе за обладание этим местом.

Когда-то сюда высадили японскую экспедицию, которая начала осваивать остров. Люди почти все умерли от холода и голода. Их резюме было таким – остров непригоден для жизни. Но Шумшу являлся приграничной территорией с Россией, к тому же было очень важно обладать доступом к биоресурсам окрестных морей. Японцы сделали невоз-можное. Они изрыли весь остров вдоль и поперёк ходами, построили аэродром, полоса которого может принимать самолёты и по сей день. Остров был буквально напичкан все-возможными коммуникациями: трубопроводами, электрическими проводами и многим другим.
Когда фашистская Германия подписала капитуляцию, японцы отказались сдаться и бросить все свои труды.
Сработал принцип – кто первый встал, того и.. понятно в общем. Сталину было не-обходимо взять Курилы раньше американцев. На эту операцию было мобилизовано более 60 000 человек. Солдат грузили на любые плавсредства: баржи, сухогрузы, рыбацкие и пассажирские сейнеры. В первый день при попытке взять Шумшу из «Курильского десан-та» погибло более 20 000 тысяч человек.
Сегодня остров изрыт окопами, тут брошены японские танки, множество военных укреплений. Ребята нашли медный водопровод японского производства. Труба торчит из земли и из неё течет вода – неизвестно откуда. Из земли уже 65 лет также торчат провода под напряжением 12 вольт, источник не известен никому.
Первый Курильский пролив

Первый Курильский пролив являлся самым ответственным участком нашего пути. Во-первых, он «по самые уши» овеян всякими страшными легендами и, конечно, неспро-ста. Можно долго описывать систему Тихоокеанских и Охотоморских взаимодействий в этом необычном месте, но скажем лишь, что тут всё очень непросто. Основная проблема в течении: оно направлено из Тихого океана в море при приливе и «переключается» на об-ратное – из Охотского моря в океан – при отливе. Скорость его достигает 15 км/ч. Отлив-ное течение потише, и мы его можем использовать во благо, т.к. пойдём через пролив чуть наискосок. Течение должно снести нас как раз к мысу Лопатка. Задача: почувствовав окончание прилива, стартовать по «стоп-воде» и «поймать» на полпути отлив. НО! Нуж-но, чтобы ветровая, а соответственно, и волновая обстановка способствовали этому и что-бы ещё была видимость. В этом месте такие совпадения случаются крайне редко.
– Кажется, нужно было больше дней закладывать на эту авантюру, – сказал Артём, стоя на мысе Курбатова острова Шумшу, глядя на волны Тихого океана справа от себя и на заметные невооруженным глазом вихри течений Охотского моря слева.
Бухгалтер Артём, опытный альпинист и лыжник, каякингом занимается более двух лет, постоянно совершенствуя свои навыки. Эскимосским переворотом владеет, но не всегда. Находит моральное удовлетворение в успокоении страхов Электрика Саши. Рассудителен, устойчив к холоду, имеет склонность к мазохизму посредством испытания тела на возможную (и невозможную) степень усталости. Идёт на красной лодке Sea Cruiser от производителя Point 65. Это модель гренландского стиля, т.е. имеет угловатую форму, невысокий нос и не слишком хорошо ведёт себя при сёрфинге. Такая лодка оказалась не очень подходящей моделью для нашего регио-на. Этот каяк быстроходнее, чем у Саши и Юли, т.к. его корпус более узкий, но вмещает меньше вещей в грузовые отсеки. Поэтому Артём отнёсся ответственно к количеству взятого в экспедицию снаряжения. Использует куртку под названием Nino от фирмы Artistic, позиционируемую как «стафф» для морского каякинга, но таковым не являющуюся из-за молний подмышками и от-слаивающейся мембраны. Штаны у Бухгалтера тоже из мембраны. Этот вид забродников назы-вается «вэйдерсы», их обычно используют рыбаки. Весло такое же, как у Переводчицы – аллю-миний с классическими морскими лопатками. Жилет – хит 2008 года Hiko Aquatic – один из луч-ших жилетов для морского каякинга. Не везёт в каяке никакой общественной «снаряги», т.к. хитрый.
19 июня 2010 (пятый день экспедиции)
По приливной таблице «стоп-вода» обещает быть около 10 утра. Встаём заранее, на дворе ясно. Все собирают вещи и делают вид, что так и должно быть – очень велика вероятность вспугнуть погоду Отходим. Действительно, стоп-вода, никуда не тянет, не раз-ворачивает, прекрасно виден мыс Лопатка. Проходит чуть более часа, GPS показывает, что мы в 6 км от места старта. Ветер крепчает, но потихоньку меняется на попутный. Че-рез два с половиной часа лавирования между огромными ветровыми волнами, мы оказы-ваемся около сулоя .
Из описаний С.П. Крашенинникова (1711-1755) и Г. Стеллера (1709-1746):
«Пролив между Курильской Лопаткою и островом Шумшу шириною верст на 15 В благополучную погоду его перегребают на байдарах за три часа На расстоянии не-скольких верст от острова при убыли воды обнаруживается чрезвычайно сильный и очень опасный водоворот или бурун, именуемый казаками сулоем Этот бурун с его во-дяными валами очень хорошо виден с Лопатки, и даже в тихую погоду его волны взды-маются на высоту более 20–30 саженей При переезде через него обязательно счита-ются как с направлением ветров, так и с приливами и отливами, практически хорошо изученными островитянами. Собираясь плыть с Лопатки на первый остров или с него обратно, ительмены припасают «табак» – стружку, которую они очень искусно и ловко умеют строгать своими ножами. Они называют эту стружку также образом божь-им Поэтому они считают последнюю приятным божеству даром и жертвоприноше-нием, в благодарность за которое бог охранит их от гибели в водовороте. Приближаясь к последнему, они кидают стружку в море, причем при этом неизменно присутствует рулевой, шаман, который заговаривает водоворот таким обращением к нему: „Не обижайся на нас за то, что мы часто переезжаем через тебя, как бы совсем забывая о страхе. Мы в достаточной мере тебя страшимся, но что тут поделаешь? Мы в этом не виноваты: к этому нас принуждают казаки, заставляющие нас платить им ясак и де-лать им подарки. В противном случае мы спокойно сидели бы на своем месте“».
Мы поняли, что табак нам вряд ли поможет выжить в этом месиве, и поэтому Слава лил накануне водку в море и что-то приговаривал. Обойти сулой оказалось делом нехит-рым. И вот мы возле Лопатки. Прибойная волна с охотоморской стороны поднимается метров на пять, шум прибоя различим даже через завывание ветра в ушах. Решаем обойти Лопатку с востока, то есть со стороны океана. Рифы и камни на мысу заставляют нас сде-лать приличный крюк. Обошли, развернулись. Теперь против ветра, нужно догрести ка-ких-то 500-700 метров до берега. Мы уже прилично выложились, борясь с волной, силы на исходе. Нужно передохнуть хотя бы 5 минут, но 5 минут смерти подобны. Опустишь руки, и сразу унесёт со скоростью не менее 15 метров в секунду в океан. Вёсла гнутся под порывами ветра и усилиями гребцов, на лицах ужас – никто не верит что мы выгребем Последние 500 метров мы гребли ещё 30 минут, это были одни из самых сложных минут в жизни каждого из участников экспедиции. А под самым берегом ветра нет, нет и прибоя. Ребята вываливаются из лодок на берег – целуют землю. Все что-то сбивчиво говорят, Саша молчит.
Электрик Саша, довольно опытный турист-горник, он также любит лыжный и пеший ту-ризм. Каякингом никогда не занимался до прошлого года. С тех пор совершил несколько выходов по Авачинской губе, в Океан ходить боялся, т.к. техникой эскимосского переворота не владеет. Саша очень силён физически, стоек к холоду и усталости. В паре с Бухгалтером Артёмом почти непобедим.
Идёт на такой же модели лодки как Переводчица Юля – зелёной Necky Kooyk, – но с тю-нингованым мягким сидением и прекрасной спинкой. Весло тоже тяжелое, но имеет форму ло-патки под названием «ассиметрик» – лопатка шире, за счёт чего гребок получается мощнее, но хуже ведёт себя при сильном ветре. Саша вообще не имеет гидрокостюма, использует «hand-made» прорезиненные носки плюс целлофановые пакеты. Жилет огромный, почти одноразовый, двухцветный – хаки и оранжевый. Из-за отсутствия опыта и нежелания оказаться в ледяной воде без должного снаряжения всё время боится. Поэтому очень мало смотрит по сторонам и многого не замечает. Везёт в своём каяке палатку и массу других полезных вещей, которыми почти не пользуется.
Саша и Проклятый альпинизм…
Саше, действительно, порой было страшно, и в этом нет ничего плохого. Страх был обусловлен совершенно нормальным чувством самосохранения в совсем ненормальных условиях. Команда отошла всего на четыре километра на север от мыса Лопатка, когда Сашина лодка попала в сильную струю течения. Это был околобереговой вихрь, закру-ченный вокруг одного из небольших мысов. Саша просто начал причаливать, не сказав ни слова. Он умудрился попасть в затишье между прибойными волнами и вылезти на берег невредимым.
Утро следующего дня порадовало спокойствием океана. Но пока мы собирали вещи, привычно начало сифонить. Вышли, заглянули за мысок – там месиво. Саша просто ска-зал, что дальше не пойдёт в таких условиях. Вернулись. Вечерний разбор коротких полё-тов. Саша: «Я просыпался в 4 утра, океан был как зеркало!». Приняли решение встать в 3 утра. Проклятый альпинизм! Опять еле встаешь, опять идёшь, просыпаясь, время от вре-мени НО, сработало! Мы за сутки сумели оторваться от продуваемой всеми ветрами Лопатки и спрятаться за горами родной Камчатки. Слава тогда был поражен такой страте-гией. До этого он считал, что «легче» грести против ветра.

Каякер Слава. Ну каякер, он и есть каякер, имеет многолетний опыт во многих видах этой водной активности. Зимой он сноубордист. Наиболее амбициозен, а потому глуп и почти всегда ленив. Не вынослив, боится холода и пешей ходьбы. Имеет давнее пристрастие к крепкому алкоголю и табаку. Руководитель экспедиции.
С трудностями справляется, только благодаря наличию прекрасного снаряжения, привычке тела подолгу сидеть в любом виде каяков и отточенной годами технике гребли. Владеет всеми способами эскимосского переворота, из-за чего вообще не боится воды.
Идёт на желтом суперболиде от «АБВ» – прекрасной лодке Chatham 17, производства Necky. Это каяк с очень узким корпусом и поэтому неустойчив, маловместителен, но очень бы-строходен и красив. Слава одет в сухой трёхслойный цельный гидрокостюм Hiko. Весло Galasport – полностью карбоновое, лопатки морские, классические. Жилет как у Артёма, но 2010 года – Hiko Aquatic. Вещей Каякер почти не везёт, так как их некуда класть, довольствуется од-ним комплектом термобелья, поларовой кофтой, шапкой, перчатками и трёхслойкой от North Face. Из обуви имеет только сланцы и сплавные тапочки Hiko. Из общественного снаряжения везёт тент, горелку и спутниковый телефон. В его каяке едет водка, почти вся колбаса, сыр, са-ло и шоколад – то есть самая тяжелая, но наиболее быстро съедаемая еда.
22 июня 2010 года (восьмой день экспедиции)
Ничего красивее, чем в этот день, ребята не видели нигде и никогда. Абсолютно гладкий, спокойный океан. Кекуры, способные свести с ума собственным величием – ост-ров Гаврюшкин Камень. На берегу отчётливо видны вулканы Ильинский и Желтовский. Где-то рядом с ними находится знаменитое Курильское озеро. В океане множество кала-нов и котиков. Тепло, беззаботно и потрясающе красиво. Очень хочется остановить мо-мент, «нажать на паузу», но нам необходимо двигаться дальше. Почти у всех участников, кроме Каякера, замечательные профессии, есть работа, на которую (почему-то) нужно хо-дить, есть сроки окончания отпусков. Но здесь и сейчас это кажется таким неважным!
Команда прекрасно вошла в нужный ритм, в удачные дни удаётся проходить по пятьдесят километров. Океан чаще спокоен, чем наоборот. Только к вечеру приходит при-ливная волна, разгоняя большой прибой.
Сегодняшняя цель – бухта Вестник. Широкая, открытая всем ветрам и волнам, тер-ритория берега. Песчаный пляж длиной в сорок километров. Особенность океанических пляжей заключается в том, что они потрясающе красивы и очень уютны: тёплый вулкани-ческий песок чёрного цвета, прекрасные и удобные места под палатки. При этом ручьи тут встречаются довольно редко, что заставляет выбирать для стоянки строго определён-ные места с водой. Кроме того, сложным является само причаливание. На пляжах почти всегда можно встретить сильный накат, который заставляет каякера заниматься сёрфин-гом. А серфить на больших волнах, сидя в груженных лодках, весьма непросто. Мало то-го, на это ещё нужно решиться. При обсуждении желаемой точки назначения сегодняшне-го дня все спокойно ткнули пальцем в устье небольшой речушки почти посреди длинного пляжа бухты Вестник. Слава при этом заметил, что придётся серфить, но это мало кого напугало.
К вечеру, как обычно, поднялась волна. Прибой на пляже оказался гигантским – ог-ромные массы воды, разгоняясь в океане, встают во весь рост, подходя к берегу. Самые большие гребни достигают высоты пяти-шести метров. Шапка волны, закручиваясь в тру-бу, с грохотом обрушивается вниз, неся в себе тонны воды. Безопасно подойти к берегу не представлялось возможным. Только несколько кекуров, торчащих возле берега могли за-крыть путешественников от натиска океана. Но нужно ещё правильно «доехать» на волне, не врезавшись в них, и вовремя за них завернуть. Сашино решение было таким: «Я ещё жить хочу, тут причаливать не буду». Команде пришлось развернуться и идти в самый южный угол бухты, где, пробравшись под скалой, можно достичь берега без особых при-ключений. Мы провели несколько минут, считая волны. Волны подходят к берегу пор-циями, примерно по 9-12 штук, потом короткое затишье и следующая порция гигантов .
Слава не выдержал такого слабодушия и отсутствия желания испытать себя. После успешного причаливания всей команды, он сел в свой супер-каяк и отправился за-ниматься сёрфингом, несмотря на пройденные за день пятьдесят километров и накопив-шуюся усталость. Chatham 17 показал себя как идеальный снаряд для сёрфинга. Слава пищал и свистел от удовольствия, проносясь мимо на волне. Всё это время любознатель-ный Артём сидел напротив плейспота с телевиком и тоже свистел от удовольствия.
Макс просто поленился покататься…
Налоговый инспектор Макс, опытный альпинист, сноубодист и каякер, известен неувя-дающей любовью ко всем, без исключения, женщинам. Он уверенно владеет техникой эскимосско-го переворота, амбициозен, порой умён, иногда ленив – Овен. Осознание наличия большего опыта по сравнению с товарищами придаёт ему массу сил. Идёт на замечательной красной лодке Elaho от Necky. Каяк прекрасно подходит для океана, узок, быстроходен, форма носа позволяет сер-фить почти на любой волне. Снаряжения у Макса не меньше, чем у Бухгалтера, а может даже больше, хотя, лодка больше не позволяет. Одет в речную куртку Hiko и забродники как у Артёма. Весло Galasport – полностью карбоновое, с гнутым под хват кистей шафтом и классическими лопатками – прекрасный «девайс». Везёт в каяке вторую палатку.
23 июня 2010 (девятый день экспедиции). Остров Уташуд
День начался с красивого восхода над островом Уташуд, который был виден в океа-не где-то в двадцати километрах от лагеря. Прекрасный день задал отличный темп. Его кульминацией стало исследование острова – памятника природы и части Южно-Камчатского природного заказника.
Уташуд исключительно богат живностью: помимо морских птиц, ютящихся на всей площади острова, в его акватории обитают каланы и нерпы. С его берега открывается по-трясающая панорама на бухту Вестник, видно сразу пять вулканов: Камбальный, Ильин-ский, Желтовский, Ксудач и Ходутка. Настоящий праздник для глаз!
Артём:
– Уташуд – это одно из двух мест, из-за которых я вообще оказался в этой экспеди-ции. Первое – Первый Курильский – очень хотелось пройти его на веслах, а второе – этот остров. Года три назад, я впервые увидел фотографии этого острова и решил, что непре-менно надо там оказаться, и вот сегодня мы здесь.
Перекусив, команда отправляется гулять по острову. Ходим очень аккуратно, так как сейчас период, когда чайки высиживают потомство, и по всему острову разбросаны гнезда с чаячьими яйцами, также очень много топорковых нор (популяция насчитывает 10 тысяч особей), поэтому передвигаемся как по минному полю, чтобы ничего не повредить и ни-кого не задеть. Поднимаемся на хребет, отсюда открывается шикарный вид на лагуну ост-рова и на камчатское побережье.
За этот день каякеры продвинулись к конечной точке пути еще на 50 км! Встали в уютной бухточке, с небольшой рекой, в которой пытаемся поймать рыбу на ужин. Види-мо, не мы одни: вокруг лагеря полно медвежьих троп…
25 июня 2010 года (одиннадцатый день экспедиции). Баня и Метеорология
Пришел циклон, ветер достигает 20 м/с, идёт дождь. Мы спрятались от непогоды в устье реки Ходутка, где стоит охотничий домик, есть маленькая уютная банька и живёт егерь, дядя Саша. Хозяин заботливо стряпает лепёшки, варит уху и жарит медвежатину. Слава с Максом топят баньку.

На следующий день погода так и не улучшилась. В гости пришел Сергей, метеоролог (в прошлом спортсмен байдарочник). В соседней бухте, урочище Водопадном, отстроили заново некогда сгоревшую метеостанцию. Сергей пригласил всю команду в гости на стан-цию. Тут работают всего два человека. Станция построена по последнему слову техники. Множество солнечных батарей, отопительных котлов и бойлеров, в полу проложены тру-бы для отопления помещений, стоят пластиковые окна и хорошие двери. Всё увиденное поражает, особенно после общения с работниками ГМС.
Оказывается, зимой штормами побило все солнечные батареи и ничто не работает. Топлива им никто не завозил, потому что рассчитывали на солнечную энергию. Готовят метеорологи на маленькой чадящей буржуйке. Запасы продуктов почти на исходе. Элек-тричество идёт от аккумуляторов, успевших накопить достаточно энергии, пока солнеч-ные панели ещё работали. Суда снабжения ГМС проходят мимо, сообщая, что этой метео-станции у них нет в списках. Из всех метеоприборов на станции есть только два термо-метра. На вопрос о скорости ветра они ответили, что определяют её по тряпке, привязан-ной к шесту. НО! У работников есть Интернет и телефон, напрямую работающий с горо-дом. Руководство уже год «кормит их завтраками» о снабжении…
Теперь стало понятно, почему все погодные сайты, которые мы используем, часто дают такую погрешность на восточном побережье Камчатки – ведь тут скорость ветра из-меряется тряпкой. Поистине, великое государство!
Труба или Бухта Асача
Из Петропавловска сообщили, что погода на ближайшие три дня ожидается хорошая, ветер южный и юго-восточный 3-5 м/с. Команда готовится отчаливать от южного берега удивительно красивой бухты Асача. Юля собралась первой, и, памятуя о том, что всё вре-мя отстаёт, отпросилась стартовать раньше и пошла вперёд, получив при этом инструкции смотреть в оба по сторонам и не терять из вида друзей. Ближайшая цель – северный вы-ходной мыс бухты. На него она и взяла курс. Остальные, чуть покопавшись, тоже отходят от берега. Через 10 минут начинает дуть сильный западный ветер с берега в левый борт. Ветер всё усиливается, становится понятно, что нужно держать не на мыс, а в глубь бухты – всё равно снесёт к мысу. Ветер достигает приличной силы, дует не порывами, а посто-янно усиливающимся мощным потоком. Поднялась резкая и довольно высокая ветровая волна. На вскидку скорость ветра уже достигла 20 м/с. Очень трудно удерживать лодку, ветер всё время хочет перевернуть её вправо. Идём, удерживая постоянный левый крен. Руки и лицо сильно мёрзнут, пальцы уже не ощущаются. Главное, быстрее достичь берега, там можно передохнуть, согреться и отдышаться. Гребля превращается в борьбу, каякеры, стиснув зубы и рыча, метр за метром продвигаются к заветному мысу. Юли не видно…
Её было видно вначале, но, кажется, она взяла курс не в глубь бухты как остальные, а продолжила двигаться в направлении мыса, несмотря на действия товарищей. Сейчас от-правляться на поиски – это верная смерть. Таким ветром, за полчаса, унесёт на несколько километров в океан, где уже совсем негде спрятаться. Ребятам кажется, что они видят Юлю время от времени, но это не точно. Слава первым достигает мыса, выскакивает из лодки и быстро забирается на высокий камень. Он долго всматривается в даль, но очень мешают брызги, срывающиеся с гребней волн и летящие горизонтально над водой. При таких условиях спасательные работы своими силами невозможны, а точнее, скорее всего, они приведут к нескольким смертям. На горизонте виднеются два рыболовных корабля – это надежда. Слава принимает решение связаться с ними по рации и сообщить о потере человека. 16 международный канал – канал спасения. Нажав кнопку тангенты, он задумы-вается на несколько секунд над фразой, с которой нужно начать связь, и тут он видит ма-ленькую точку довольно далеко в океане – это Юля. Ей очень повезло, она попа-ла в воздушный вихрь, образованный высоким мысом, и смогла выгрести к берегу спустя сорок минут. За этим последовал небольшой разбор полётов и был вынесен запрет для Юли на преждевременные старты и уход вперёд – ни при каких условиях!
Живая природа
Ежедневно мы встречаем множество всяких зверей и птиц. Например, в первый день, на мысе Лопатка, медведь хотел помочь Юле уложить продукты в каяк. Но она – девушка очень самостоятельная, увидев медведя возле лодки, решила заняться чем-нибудь ещё, например разминкой и утренними пробежками. В тот день мы насчитали 11 медведей на берегу по ходу движения.
В это время года, когда растительность только начинает появляться и расцветать, на кустах и в тундре ещё нет ягод, а на кедровом стланике не завязались шишки, медведю решительно нечего есть на суше. Активный нерест лосося тоже ещё не начался, поэтому и в реке ему тоже нечего ловить. Медведи ходят голодные и злые. Они выходят на при-брежную полосу, жуют тухлую морскую капусту и отыскивают на мысах полуразложив-шиеся останки каланов, разбившихся о камни во время зимних штормов.
Каланы – это морские выдры – потрясающе забавные зверьки, и их очень много повсюду, где есть заросли морской капусты. Они питаются морскими ежами и ка-пустой, причём, это единственные морские млекопитающие, использующие орудия труда в быту. Плавая на спине, они кладут на пузо камень и бьют о него ежей, после чего с удо-вольствием уплетают. Едят они ежей вместе с кусочками панциря. Самая высокая смерт-ность у каланов из-за загнивания зубов – кариеса.
Пёстрые ларги, тюлени, нерпы и сивучи (морские львы) – все эти коты – очень частое явление на Тихом океане. Самые большие, конечно, сивучи. Они живут ко-лониями и имеют постоянные, точнее сезонные лежбища. Они являются любимой едой косаток.
Касаток тоже много, они очень умны, и это – самые величественные из всех существ, которых можно тут встретить. Косатки живут семьями от двух особей до не-скольких сот. У каждой семьи есть свой язык. Предполагают, что существует даже языко-вое непонимание между разными семьями. Их детёныши крайне любопытны и игривы. На мысе Пирамидном, возле бухты Лиственничная, мы попали в стаю косаток, насчитываю-щую около 30 особей. Малыши (2-4 метра), имели форму капельки и передвигались они, постоянно выпрыгивая из воды, как поплавки. Двое пронырнули прямо под Славой, об-рызгав его. Косатки не опасны для человека. Камчатские каякеры встречаются с ними очень часто. Большой лоб касатки, где находится жировая линза, является мощным рада-ром, передающим и принимающим сигналы. Они различают в радиусе два с лишним ки-лометра вокруг себя все предметы, разделяя их на съедобные и несъедобные. Каякеров, к счастью, они относят к последним.
Недалеко от бухты Ходутка ребята встретили кита. Из определителя морских млеко-питающих стало ясно, что это малый полосатик. Близко к себе он не подпустил, но и тако-го знакомства было достаточно, чтобы опять почувствовать себя инородными организма-ми на этой прекрасной планете.
На высоком скалистом берегу бухты Кузачи посчастливилось увидеть се-мью горных баранов – около 10 штук. Кроме того, на берегу постоянно встречаются лисы.
На побережье и островах обитает несметное количество морских птиц. Видов так много, что перечислить их тут просто невозможно. В июне большинство видов обзаводят-ся потомством и высиживают яйца в гнёздах. Поэтому каякеры очень аккуратно передви-гаются по берегам во время стоянок, чтобы не раздавить никого. Некоторые, уже вылу-пившиеся птенцы, становятся жертвами орланов. Белоплечие и белохвостые орланы – од-ни из самых крупных крылатых хищников. В размахе крыльев они достигают двух с по-ловиной метров.
30 июня 2010 года (шестнадцатый день экспедиции, заключительный)
Команда благополучно завершила маршрут на центральном пляже Петропаловска-Камчатского, к счастью, без цветов и рукоплесканий, да и не нужно все это! Мы прошли уникальный по сложности и красоте маршрут не для громкого результата, а для собствен-ного удовольствия. Все остались счастливы. Именно так и должен заканчиваться каждый поход.
Однако не все получали одинаковое удовольствие от плавания. Наличие или отсут-ствие хорошего снаряжения, безусловно, очень важно в подобных мероприятиях. Прове-ренно неоднократно, и в очередной раз было доказано, что морской каякинг требует чрез-вычайно ответственного подхода к выбору снаряжения. Не относитесь к этому халатно! От снаряжения зависят Ваш комфорт и степень радости открытий!



  • 1
Мда...Молодцы! Вы это сделали :)

  • 1